В поисках русского креста


Флэш-моб с публикацией радостных фотографий из 90-х, прокатившийся недавно по социальным сетям, заставил некоторых блогеров задуматься над тем, а каковы в реальности итоги этого периода?

В блогах уже не первый день совершается отчаянная попытка посчитать количество умерших за период расцвета «демократии и свободы», в связи с чем осуществляются какие-то не совсем ясные манипуляции данными и расчеты количества эмигрировавших в Израиль.

Чтобы сделать решение этой задачи максимально наглядным я взял статистику ВОЗ по смертности и рождаемости в России с 1990 по 2012 год и нарисовал график, который говорит понятнее тысячи восхищенный либерализмом слов.




Для тех, кто не разбирается в графиках и не желает лишний раз прочитать в Википедии, что такое демографические показатели, объясняю:

На графике зеленой линией нарисовано количество ежегодно родившихся россиян, красной – количество умершей, а синей – естественный прирост, который в данном случае было бы правильнее называть убылью.

Миграционные потоки в данной ситуации никак не учтены, что позволяет нам понять, как демократия и свобода влияла на жизнь простого россиянина, у которого не было возможности переехать в теплые заморские края, чтобы оттуда наслаждаться российским воздухом свободы из телевизионных новостей.

Так вот, рост смертности составил относительно 90-го года почти 70%, с 1,6 миллиона, до 2,3 миллиона человек в год в 2003 году, после чего пошел на спад.

Падение рождаемости составило 60%, с 1,9 миллиона человек в 90-м году, до 1,2 миллиона в 1999. К слову, в 2012 году Россия впервые вышла на показатели рождаемости 80-х.

Впервые в истории России смертность превысила рождаемость именно в 90-е годы. Тогда это явление получило звучное и совершенно справедливое название «Русский крест».

Ну и самое важное. Население России сокращалось естественным способом, то есть вымирало, с 1994 года по 2004 в среднем на 700 тысяч человек в год. То есть можно с уверенностью говорить, что разгул «свободы» сократил население России минимум на 7 миллионов человек только в результате смертности. Сколько людей покинуло тогда страну в поисках лучшей доли – это предмет другой, не менее интересной дискуссии.
Подробнее

Ловушка правозащитной демагогии

Всего деве недели назад западные политики буквально подпрыгивали от радости при виде пребывающего в Германию очередного поезда с беженцами. Из каждого утюга доносились пафосные речи о том, что у «гуманизма нет границ», что «Германия справится», что нужно принять всех кто этого желает. Звучали обещания построить для беженцев 30 тысяч квартир.

Российские либералы трактовали все эти заявления и толпы восхищенных граждан на вокзалах, с песнями и криками «добро пожаловать», не иначе, как доказательство существования «европейских ценностей» и укоряли россиян в черствости и не неспособности проявлять сочувствие.

Парадокс, но границы гуманности были нащупаны куда быстрее, чем кто-то мог ожидать. Стоило появиться информации, что из Венгрии в Германию направляется 60 тысяч беженцев, как все те же политики, которые говорили нам «мы сделаем это» отправили на границу несколько тысяч полицейских. После закрытия немецкой границы сработал эффект домино. Поняв, что беженцы не попадут в Германию, Австрия отправила на помощь страждущим 2200 солдат и тоже закрыла границу. Следом за этим границу перекрыли в Венгрии, пообещав сажать всех, кто попытается пересечь ее нелегально.

Оказалось, что вместо социальных пособий, крова и еды, которые последние несколько недель обещали, беженцев ждет колючая проволока, пограничные кордоны, полицейские дубинки, резиновые пули и слезоточивый газ.

Не сложно предсказать, как будут развиваться события дальше. Десятки тысяч людей, услышав о невиданной щедрости немцев уже двинулись в направлении благословенно Германии. Потратив последние деньги на это путешествие, они наверняка не ожидают, что «мать всех сирийцев», как называют теперь Меркель, встретит их подобным образом.

Можно с уверенность говорить, что в самое ближайшее время в СМИ, вместо оплакиваемого мертвого мальчика, буде царить совсем другая картинга – это будут тысячи людей, ночующих под открытым небом и массовые побоища с полицией при попытке прорыва европейской границы.

Цена правозащитной демагогии будет как никогда высока и для всех в этот раз очевидна. Европейские налогоплательщики заплатят за это десятки миллиардов евро, беженцы оплатят ее собственной кровью и остатками своих накоплений, а Ангела Меркель, вероятнее всего, своим политическим будущим.
Подробнее

Бессодержательное обсуждение беженцам не поможет

Дискуссия вокруг темы беженцев обрастает с каждым днем потоков разного рода мифов и каких-то сомнительных идеологических конструкций. Доходит до того, что некоторые ретивые борцы за демократию и поклонники прав человека начинают всерьез утверждать, что мол только в российских социальных сетях и СМИ существует негатив вокруг данной темы, в то время как на Западе все с восторгом встречают прибывающих беженцев.

При этом совершенно очевидно, что происходит целенаправленная поляризация позиций, когда ты или за беженцев в любой форме или однозначно против – и тогда ты «фашист», «националист» или «правый экстремист».

За этими ярлыками теряется смысл и содержание самой дискуссии. То есть ведутся разговоры про какие-то мифические европейские ценности, гуманизм или «крах Европы», при этом начисто отсутствует даже попытка понять, что произошло и что с этим делать дальше.

Данная ситуация с подменой темы обсуждения возникла не случайно, это очередной и весьма интересный пример того, как на Западе происходит манипулирование темой обсуждения.

Всегда, когда лидеры европейских стран не знают, как решать проблему, активные действия подменяются бессмысленными и яркими публичными акциями. Так, вместо борьбы с терроризмом появляются марши с плакатами «Я Шарли», а вместо решения проблемы беженцев, толпы каких-то граждан, которые с цветными шариками приветствуют прибытие очередного поезда с нелегальными мигрантами.

За всей этой слащавой картинкой и спорами про «фашистов» вопросы о том, как же так получилось, начинают казаться несвоевременными. Хотя именно содержательное обсуждение проблемы, а не развесистая пропаганда – это путь к решению.

Увы, но ответ очевиден, кризис с беженцами — результат безответственной политики западных лидеров и прежде всего Ангелы Меркель. Север Европы годами, вместо поиска решения проблемы, пытался свесить весь груз ответственности за прием беженцев на страны юга Европы, заставляя их через Дублинские соглашения осуществлять их прием и размещение.

Очевидно, что волна беженцев, вызванная «Арабской весной» прорвала эту сомнительную границу, и вынудила экономические слабые страны Европы отказаться от защиты собственных границ и выполнения Дублинских соглашений. Для них оказалось проще и дешевле посадить нелегалов в автобусы и поезда и отправить прямиком в Германию. В результате чего сложилась абсолютно немыслимая ситуация, когда в Германии нет ни средств, ни персонала, ни отработанных механизмов приема таких потоков мигрантов. Вопросы безопасности коренного населения в данной ситуации стали вообще неуместными.

Когда очередной поклонник идей гуманизма начинает говорить о том, что Германия проявляет сейчас какую-то особенную гуманность и заботу о беженцах – то он, увы, серьезно заблуждается. Единственное, что мешает Германии, отгородится от беженцев – это отсутствие Ла-Манша и хоть сколько-нибудь защищенных границ. Прибытие беженцев – это далеко не акт доброй воли, а безвыходная ситуация. Западные СМИ, как могут, пытаются превратить этот фантастический провал европейской политики в триумф гуманизма.

Если бы европейских политиков и бюрократов действительно заботили беженцы, то механизм их легального въезда в ЕС мог бы быть создан уже очень давно. Можно было бы обеспечить прием документом в Турции или самой Сирии, можно было бы прямо там выдавать въездные документы семьям с женщинами и детьми и обеспечивать их безопасный въезд и распределение в ЕС.

Но вместо поиска решения евробюрократы годами закрывали глаза на проблему, а теперь попытаются убедить всех, что они святее Папы Римского.

Подробнее

Террориста Брейвика никто не называл писателем

Андерс Брейвик был, очевидно, человеком весьма талантливым. Незадолго до своего ареста он опубликовал в интернете трактат, в котором философски и критически переосмыслил миграционную политику Европы. Его многостраничная публикация, наверняка, получила бы весьма лестные отзывы в определенных кругах. Но, почему-то, никто и никогда не называл его писателем или философом.

А ведь могло бы быть иначе. Представьте себе следующие заголовки в прессе:

«Известный норвежский писатель задержан по подозрению в терроризме»

Или, например, такую реакцию международного сообщества на его арест:

«МИД России назвал политическим дело против Брейвика»

Как бы вы отнеслись к словам Лаврова, который призвал немедленно освободить Брейвика и гарантировать его безопасность, а сам процесс над ним назвал бы «нарушающим международное право и элементарные нормы правосудия»?

Представьте на секунду, что какая-нибудь уважаемая правозащитная организация признала бы дело Брейвика политическим, а какой-нибудь журналист в своем гневном памфлете сравнил бы его с публичными процессами нацистского прошлого Норвегии?

Как изменилось бы ваше отношение к известному кинорежиссеру Петтеру Нессу, назови он дело Брейвика - «актом устрашения норвежского общества»? Стали бы вы после этого пересматривать его фильм «В белом плену»?

Какой, по-вашему, была бы реакция простых норвежских граждан, если бы на канале RT вышел сюжет на норвежском языке с названием «Приговор Брейвику: откат в национал-социалистическое прошлое»?

Парадоксально, но мне такие заголовки не попадались ни разу. Может, от того, что российская пресса, МИД и правозащитники понимают, кем был на самом деле Андерс Брейвик, и что написание книг было далеко не главным делом его жизни. Возможно, когда редакторы новостных лент, общественники и пресс-секретари писали про Брейвика, они понимали, что их слова в подобном тоне могут глубоко оскорбить как руководство Норвегии, так и простых ее граждан.

Но почему-то никто не задумывается, когда пишет такое о Сенцове, осужденном за террористическую деятельность против россиян. Может быть, чувства норвежца в России ценятся выше, чем россиянина?

Или, возможно, необходимо было подождать, пока Сенцов с подельниками взорвет бомбу на площади, где могли находиться женщины и дети. Может, кровь невинных могла бы заставить этих людей наконец-то задуматься, что они пишут и кого призывают освободить?

И главный вопрос, стоит ли нам ждать, пока «серая масса», начитавшись правозащитных речей, с коктейлем Молотова в руках отправится в редакцию объяснять журналистам разницу в значении слов «террорист» и «режиссёр»?

Мне бы этого очень не хотелось. По этой простой причине я предлагаю вернуть дискуссию в правовое русло. Для начала нужно признать факт: Сенцов, как и Брейвик, – террористы, это доказано и подтверждено решением суда и будет так, пока это решение не будет отменено вышестоящей инстанцией. В России это факт объективной реальности - такой же, как и то, что солнце встает на востоке.

Не нравятся вам факты? Не проблема! Всегда можно обратиться к психотерапевту, который поможет вам научиться принимать то, что невозможно изменить. Или, на крайний случай, отправиться в страну, где вас горячо примут с вашим искаженным представлением о реальности – дороги на Украину пока еще открыты.

Поскольку мне заранее известно, что призывать творческое сообщество уважать конституционный порядок в России – дело бесполезное (а ведь Конституция нам прямо и недвусмысленно говорит, что вопрос виновности уполномочен решать только суд), то, полагаю, было бы оправданным искать другие пути решения этой проблемы.

В вопросах демократии и правовой системы я всегда с огромным интересом наблюдаю за Германией, у которой предлагаю учиться и настоятельно рекомендую нашим законодателям почаще заглядывать в текст уголовного кодекса ФРГ. Для человека интересующегося он содержит множество интересных статей.

Так, в Германии до сих пор - и совершенно неслучайно - в уголовном кодексе содержатся статьи, до боли напоминающие статью уголовного кодекса СССР «Антисоветская агитация и пропаганда». На волне либерализации и слепой веры в демократию и свободу слова эту статью поспешно и незаслуженно исключили из уголовного кодекса в 1990 году.

Так, оскорбление государства, проще говоря, публичное отрицание того, что написано в первой главе Конституции, наказывается в Германии лишением свободы до трех лет.

В эту категорию попадают высказывания о том, что «Германия не является правовым государством» или не является «демократией» и/или сравнения Германии с нацисткой диктатурой. Все это в нормальном правовом обществе – уголовщина, и за это сажают.

Кроме того, уголовно наказуемо и оскорбление органов власти государства. То есть, всякие неприличные высказывания в адрес правительства, парламента, суда или федерального канцлера. Как раз на днях именно по этой статье начали дело в отношении одной женщины, которая написала необдуманную глупость на плакате в адрес Ангелы Меркель. За это тоже сажают.

И только в России можно в СМИ на всю страну обвинять суд в продажности, парламент в нелегитимности, называть президента тираном, а народ – быдлом. И за это ничего не будет. В худшем случае, какой-нибудь натовский фонд выдаст премию такому борцу за «свободу слова».

Поэтому можно совершенно безнаказанно называть террористов «режиссерами», судей - «преступниками» и жаловаться при этом на удушение свободы слова.

Как мне кажется, пора ситуацию менять. Нужно возрождать уважение к суду, и если некоторые не готовы его уважать из чувства гражданского долга, то надо заставить их это делать из трепетного страха. И лучше это сделать до того, как вопросы к разного рода самопровозглашенным правозащитникам появятся у народа, которому надоест смотреть на борьбу за права очередного террориста, насильника или казнокрада и бесцеремонное глумление над чувствами жертв. Защитить их в этом случае государство просто обязано, а что сделает это лучше высоких стен мордовской колонии?

Подробнее