Пятиминутка реновации

Пока вся прогрессивная общественность в едином порыве марширует по московским улицам и борется между собой за право прокричать с трибуны нам с вами, что Собянин – редиска и нехороший человек, я тут решил изучить некоторую практику того, как проводится реновация в передовых западных странах.

Порывшись в интернетах в Германии мне, как это не удивительно, не удалось найти историй протеста против переселения бюргеров из ветхого жилья в новое за счет бюджета. Как, впрочем, и самих фактов такого переселения. Зато нашлось немало других интересных фактов. Начнем с взносов на капремонт. В Германии нет установленного государством стандарта по взносам на капремонт, но есть рекомендованный Министерством строительства минимальный размер резервов, который должна формировать управляющая компания. Для зданий старше 16 лет взнос должен составлять не менее 10 евро в год за квадратный метр. Таким образом, плата за капремонт за квартиру в 40 квадратных метров обходится рядовому бюргеру минимум в 400 евро в год (25 тысяч рублей).

В тоталитарной России размер взносов на капремонт устанавливает, как известно, кровавый режим и он в зависимости от региона и вида жилья составляет от 3 рублей за квадратный метр. В Москве размер платы за капремонт составляет 17 рублей за квадратный метр в месяц, или 8160 рублей в год за квартиру площадью 40 квадратных метров.

Ну а теперь самое интересное. Плата за капремонт, которую вносят владельцы квартир в Германии в резервный фонд никак не защищает их от дополнительных платежей за ремонт дома в случае необходимого ремонта.

Так верховный суд (BGH) в 2014 году принял решение, что владельцы квартир многоквартирного дома несут солидарную ответственность за состояние дома и в случае необходимого ремонта обязаны его финансировать самостоятельно, даже в том случае, если в результате этого попадут в финансово затруднительную ситуацию.

В конкретном рассматриваемом случае, решения суда касалось нескольких жильцов многоквартирного дома, которые отказывались финансировать ремонт подавала, поросший плесенью, ссылаясь на отсутствие финансовых средств.

Более того, суд пришел к выводу, что жильцы, затягивающие срочный ремонт, несут ответственность за возникшие в результате издержки. Переводя на русский язык – если от вашего дома отвалится кусок старой штукатурки и разобьет стоящий около дома Порше, то платить за испорченный автомобиль будут жильцы дома.

Обязанность срочно ремонтировать дом может возникнуть еще и в результате изменения стандартов. Так в 2014 году в Германии была принята поправка к закону об экономии электроэнергии, которая запрещает с 2015 года использования отопительных систем, установленных ранее 1985 года. Таим образом все отопительные системы старше 30 лет должны были быть заменены в течение одного года. Особенно интересно это начинает выглядеть в свете того, что в Германии практически не применяется центральное отопление и бойлерные являются частью общедомовой собственности.

Аналогичные требования распространяются на придомовую инфраструктуру. Например, на подъездные дороги. Причем все это обретает порой гипертрофированные черты. Так в 2016 году жителям городка Штаде в Северный Рейн-Вестфалии пришли счета за ремонт подъездной дороги протяженностью 1,6 километра. Дорога давно требовала ремонта, кроме того, планировалось установить велодорожку и новое освещение. Нов всю эту урбанистическую красоту платить придется жителям, которым без лишнего стеснения разослали счета за ремонт дороги по 140 тысяч евро (8,8 миллионов рублей). И подобные случае не единичны.

Вот так выглядит реновация в передовых демократических странах.

0 коментариев:

Отправить комментарий