Закон Пескова списали у немцев?


На днях Федеральная Служба Безопасности внесла в правительство законопроект сразу же получивший в оппозиционных кругах имя Дмитрия Пескова.

Суть его сводится к тому, что доступ к государственным реестрам недвижимости, самолетов и судов будет существенно ограничен. Соответственно, получать данные из этих реестров смогут не все желающие, как это было ранее, а только «компетентные органы», владельцы недвижимости и уполномоченные ими лица.

В среде оппозиционеров и правозащитников эта инициатива вызвала довольно резкое возмущение, в связи с чем они начали писать гневные письма Медведеву и Путину и собирать подписи под петициями. Главной претензией правозащитного сообщества к законопроекту является то, что он существенно ограничит «антикоррупционеров» в их деятельности.

Чтобы случайно не впасть в припадок всеобщей истерии предлагаю отложить эмоции и громкие эпитеты в сторону и попытаться проанализировать претензии правозащитников и антикоррупционеров к данному законопроекту.

Во-первых, по мнению правозащитников будет ограничено конституционное право на доступ к информации.

Я почитал по этому поводу Конституцию РФ, и не нашел там ни одной статьи, гарантирующей право на получение выписок из реестра недвижимости о третьих лицах. Хотя во второй главе посвященной правам и свободам человека и гражданина я нашел недвусмысленное указание на то, что «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Так как не все правозащитники прочитали Конституцию РФ полностью, то сразу даю ссылку на советующую 24 статью.

Относится ли информация, содержащаяся в реестре прав на недвижимость, к данным о частотной жизни? Да, без всякого сомнения. Это прямо вытекает из третьей статьи закона «О персональных данных», где под таковыми подразумеваются ЛЮБАЯ информация, относящаяся к человеку прямо или косвенно. Таким образом информация о том, какой собственностью владеет некий гражданин П, сколько квадратных метров недвижимости и когда он приобрел и какова ее цена – это строго по Конституции – «информации о частной жизни», которую государство обязано защищать, а не предоставлять всем подряд, о чем также прямо и недвусмысленно сказано в 23 статье Конституции.

Нарушается ли при этом право на информацию?

Начать надо с того, что по Конституции право на информацию у людей действительно есть. Но в 24 статье Конституции такое право предусмотрено только относительно информации непосредственно затрагивающей интересы гражданина. То есть государство в данном случае обязано предоставлять выписки из ЕГРП владельцам недвижимости, но никак не всем желающим.

В 28 статье Конституции гражданину также гарантируется право на получение информации законным способом. Но как мы помним из 24 статьи, информация о частной жизни в эту категорию не попадает.

Резюмируя можно сказать, что никакого конституционного права на получение информации о недвижимости третьих лиц у россиян нет.

Вторая претензия состоит в том, что данный закон серьезно ограничит возможности покупателей проверить кто является владельцем жилья, что повышает риск мошенничества.

Данный аргумент, на мой взгляд, не очень состоятелен, так как покупатель может получить от владельца жилья разрешение на получении выписки из реестра недвижимости. Либо эту процедуру может осуществить нотариус. Именно так эта процедура выглядит в Германии.

Третья претензия состоит в том, что будут нарушены некие мировые стандарты открытости информации. И на этом пункте стоит остановиться несколько подробнее.

Во-первых, надо начать с того, какую позицию занимает Россия в рейтинги открытости информации? Для оценки этого показателя идеально подходит рейтинг стран мира по уровню развития электронного правительства, составляемый ООН с 2003 года. Как ни парадоксально, но Россия в этом рейтинге занимает 27 место, опережая многие страны Европы, такие как Швейцария, Португалия или Польша. То есть можно констатировать, что количество открытых данных в России весьма велико. И думаю, этот факт не вызывает сомнений у тех, кто знаком с процедурой проверки контрагентов в ЕС.

Во-вторых. Есть ли некие мировые стандарты, предписывающие открытый доступ к реестру владельцев недвижимости?

Мне такой стандарт не известен и если судить по мировой практике, то его попросту нет. Даже в ЕС с его патологической тягой к регулированию всего от кривизны огурцов, до доли гомосексуалов в университетах, нет единых стандартов того, какой объем информации о недвижимости должен быть доступен.

В ЕС существует единый реестр недвижимости, аналогичный российскому ЕГРП, но в нем участвуют всего 6 стран, информация из других стран или ограничена, или вовсе отсутствует в свободном доступе.

Если же обратиться к национальным реестрам стран ЕС, то выяснится, что во Франции вообще нет единого реестра, а те, что есть, до сих пор существуют в бумажной форме. В Германии и Швейцарии доступ к реестрам есть только у компетентных органов, владельцев недвижимости или тех, у кого есть «оправданный интерес», то есть у покупателей, имеющих разрешение от владельца недвижимости на получение информации из реестра. Тут бы самое время нашим правозащитникам увидеть пугающие параллели с российским законом, который, по их мнению, направлен не иначе как на защиту коррупционеров.

Интересным образом решена проблема доступа к реестру в Нидерландах, там есть два уровня доступа – для чиновников и представителей определенных профессий, которые могут видеть подробную информацию о недвижимости и о ее владельце, и для простых граждан, для которых виден только адрес и карта участка.

И остается последний аргумент – антикоррупционеры потеряют возможность получать информацию о владельцев шикарных вилл.

И это конечно печально. Хотя с другой стороны, нужно ли предоставлять информацию о владельцах шикарных вилл «антикоррупционерам» с двумя судимостями за имущественные преступления?

Лично у меня на этот счет есть очень большие сомнения.

0 коментариев:

Отправить комментарий