Российско-германский монолог

Уже порядком наскучившей традицией стало то, что во время встреч Путина с кем-нибудь из западных лидеров непременно должен быть поднят вопрос о правах человека. Сегодняшняя встреча Владимира Путина с Ангелой Меркель, очевидно, не станет исключением.

На протяжении всей недели представители различных и очень уважаемых организаций обращались к Канцлеру с требованием обязательно задать какой-нибудь насущный вопрос: «Хьюман Райтс Вотч» и «Эмнисти Интернэшнл» потребовали поговорить с Путиным об обысках в НКО, «Репортеры без границ» призвали поставить вопрос о свободе слова в интернете. В общем, все требуют и призывают в меру своих сил и возможностей.

Несложно заметить, что подобные разговоры страдают от однобокости, почему-то всегда Меркель, как строгая учительница, спрашивает, а Путин, как нерадивый ученик, должен оправдываться, потупив глаза в пол и бубня что-то себе под нос. Если же вместо неразборчивого бурчания вопрошающие получают неожиданный и подробный ответ, как это случилось во время последней встречи Путина и Меркель с историей о «повешенном еврее», то это непременно вызывает разрыв шаблона и какую-то невероятную бурю эмоций.

А почему бы Путину самому не обратить внимание на нарушения прав человека в Германии? Ну вот, к примеру, он мог бы поговорить со своей коллегой о Густле Моллате, который по решению суда сидит уже без малого 10 лет в психушке, как многие, не без оснований полагают, только за то, что раскрыл крупную аферу по отмыванию денег и уклонению от налогов в одном из немецких банков.

Или, возможно, стоит затронуть вопрос о немецкой спортсменке и участнице Олимпийских игр Наде Дрыгало, которую выгнали из сборной и уволили с работы только за то, что ее друг когда-то принимал участие в митинге одной из оппозиционных партии?

Вполне допускаю, что стоит поговорить о жертвах митинга против строительства вокзала в Штутгарте в сентябре 2010 года, когда мирную демонстрацию жестко разогнали водометами, слезоточивым газом и резиновыми дубинками, невзирая на то, что большинство ее участников составляли школьники и пожилые люди. По результатам митинга было возбуждено более 500 уголовных дел, то есть под пресс правосудия попал каждый шестой участник, 23 человека уже осуждены, а против сотен до сих пор ведется следствие.

Возможно, стоит поговорить об антифашисткой демонстрации в Дрездене в феврале 2011 года, которую в мороз разогнали водометами и о Тиме Х., который получил «двушечку» без каких-либо объективных доказательств вины, «за грубое нарушение гражданского спокойствия». Или о протестантском 60-ти летнем священнике Лотаре Кёниге, который как раз сейчас сидит на скамье подсудимых за аналогичное «преступление»?

А также о запрете некоммерческих организаций в том числе «Организации Помощи национальным политическим заключенным» за то, что данная организация «укрепляла осужденных в их политических убеждениях»?

Или, возможно, стоило бы спросить об обысках в редакции региональной газеты «Аугсбургер Альгемайне» только на том основании, что анонимный пользователь написал нелестный комментарий в адрес одного из муниципальных чиновников?

Думаю, чернила закончатся быстрее, чем я смог бы перечислить список всех тем, о которых Путин мог бы поговорить с Ангелой Меркель.

Как мне кажется, западным партнерам пришло время прекратить ритуальные пляски с бубном вокруг «прав человека» и начать, наконец, говорить с Россией как с равноправным партнером, а усилия по защите прав человека прикладывать там, где они действительно необходимы.
Месторасположение: Passau, Deutschland

0 коментариев:

Отправить комментарий