Казус Вульфа

Одна моя немецкая знакомая опубликовала на Facebook текст о разворачивающемся в Германии скандале с участием президента Вульфа. Текст содержит размышления на тему демократии, права и свободы прессы, которые я счел интересными для читателей, как некое погружение в образ мышления человека из несколько иной исторически-культурной среды. 

5 января 2012 года 

Еще вчера до обеда я была настроена весьма критически в отношении президента Германии Кристина Вульфа и внутренне склонялась скорее к тому, чтобы желать его отставки. После того как я все-таки посмотрела полное интервью с ним на www.tagesschau.de и увидела реакцию на интервью со стороны общественности, меня охватило тревожное чувство.
Я была поражена, что после этого интервью, видимо, все медиа-компании считают, что Вульф, является несостоятельным, а его объяснения недостаточны. Откуда же у меня это неприятное ощущение, когда все кажется так ясно?

Во время просмотра интервью ко мне на ум неизбежно приходили картинки средневековой охоты на ведьм. О чем все-таки идет речь? О просветительской журналистике или о том, что пресса переняла, в том числе, роль третьей ветви власти - судопроизводства. У меня вызывает опасения практика, при которой журналисты в этой стране обрели бы власть и ставили бы людей на скамью подсудимых перед камерой, проводя над ними судебный процесс.

Есть обвинения против Вульфа, о нарушениях которые были допущены при финансировании покупки дома, и они должны быть проверены, но независимой судебной инстанцией, а не через показательную медийную постановку к «стенке» обвиняемого.

Допустим, что президент юридически действительно не сделал ничего плохого, допустим, что он не нарушал закона, допустим, с финансированием все было в порядке ... Но эта версия, как один из двух возможный вариантов, кажется, не приходит журналистам на ум. Можно сказать, что просто нельзя делать такие вещи - взять кредит у подруги и ничего не сказать об этом Ландтагу. Но если над законом у нас будут действовать законы приличия, будет трудно разобраться, что законно, а что нет.

Я воздержусь от комментариев по поводу отпусков у друзей, так как их нелепость, по крайней мере, со вчерашнего интервью должна быть достаточно очевидна, если нет – хотелось бы сначала дождаться приговора суда.

Существует, безусловно, 50% вероятность, что президент был несправедливо втянут в «аферу с кредитом». И только потому, что есть эта остаточная, до сих пор не исключённая вероятность, кажется, что средства массовой информации только больше радуются его звонку газете Bild, я имею в виду – чувству, вызванному этим звонком, что свобода прессы находится под угрозой. Теперь ясно, что Президент не умеет себя вести, угрожает прессе со своего поста которому, в любом случае, никоим образом не соответствует.

Никто не пытается увидеть причину ляпсуса в чрезмерной реакции человека, находящегося под огромным давлением общественности, и, возможно, ложных обвинений. Никто также не пытается принять точку зрения, что Вульф, который, скажем так, хотел предотвратить ущерб, наносимый ему лично и его посту, публичными обвинениями в возможно не-незаконных действиях, потому что никто ему все равно не поверит, что он якобы хотел сдвинуть публикацию всего на один день. Он говорил не в таком тоне и не таким образом ... (оригинальный запись звонка, конечно, еще появится, против воли Вульфа в течение ближайших нескольких часов / дней). В этом нет сомнения, но в данных обстоятельствах это, возможно, простительно? Какую такую свободу прессы он подверг опасности? И где, в конце концов, ее пределы? Только одно для меня вообразимое средство давление на газету Bild лежало у Вулфа в руках – отказ в любви (никаких более эксклюзивных интервью), больше власти не было у него, и пресса могла бы писать дальше.

Пресса выполняет в отношении Вульфа в последние недели, однако, не новостную функцию, а судебное разбирательство, приговор по которому был вынесен не позднее, чем вчера - в отставку. Но делается это, не дожидаясь результатов справедливого судебного разбирательства независимой судебной системы. Хотим ли мы позволить прессе обладать такой властью, что она только на основании обвинений сможет устранять любого представителя власти. Куда нас это приведет?

Ни это ли задача прессы: расследовать, информировать и приводить судебные процессы в движение, но не проводить таковые, становясь при этом платформой для медийных судов Линча.

В "Казусе Вульфа" для меня это было бы плохим предзнаменованием для нашей демократии, если он юридически был невиновен, но подаст в отставку. Даже в том случае, если он действительно в юридическом смысле был виновен, для меня останется эта «афера» по-прежнему под вопросом, так как приговор был вынесен еще до осуждения и, к сожалению, всем тем, кто сказал «мы же так и говорили», расчистит сцену для следующего медийного спектакля, который очень уж похож на публичную казнь.

Мой призыв таков - нет наказания без суда и, особенно, нет наказания без достаточных доказательств вины.

Штефани Зоммер
Месторасположение: Шёнауэрвег 8, 94036 Пассау, Германия

0 коментариев:

Отправить комментарий