«Мы никогда не сдадимся»

Грузинский президент Михаил Саакашвили о российском вторжении и помощи США и Израиля

SPIEGEL: Господин президент, ваша страна в последние дни проиграла войну. Почему же вы начали войну против мятежной провинции Южная Осетия?

Саакашвили: Половина Южной Осетии была всегда под грузинским контролем. Для России речь не идет о Южной Осетии, Москва пытается захватить всю Грузию. В начале лета русские восстановили железную дорогу в мятежной провинции Абхазия и ввезли туда большое количество ГСМ. Теперь мы знаем, что это делалось для обеспечения оккупационных войск.

SPIEGEL: Имелись ли какие-нибудь другие признаки возможного российского вторжения?

Саакашвили: В начале лета мы располагали информацией, что русские пытаются перевезти в Абхазию 200 танков и что на территории северного Кавказа все грузины были взяты под наблюдение. Затем в первых числах августа южноосетинские сепаратисты начали обстрелы грузинских миротворцев, два человека было убито и шесть ранено. Несмотря на это я отдал приказ не открывать ответный огонь. Cедьмого августа мы узнали, что 150 русских танков двигались из северной Осетии в южную Осетию, пересекая границу. Они вторглись в деревни контролируемые Грузией. Прямо за этой местностью находится южноосетинская столица Цхинвали, оттуда они могли перемещаться в любом направлении в Грузию.

SPIEGEL: Позиция представленная вами очень спорна, русские утверждают, что они были вынуждены защищать своих соотечественников от грузинский военных. Доказано: вы позволили открыть огонь из тяжелой артиллерии, и при этом пострадало мирное население.

Саакашвили: Мы пытались остановить русских военных перед грузинскими деревнями. Когда наши танки вошли в Цхинвали, русские разбомбили город. Они, а не мы сравняли Цхинвали с землей. Мы уничтожили только три здания в центре города: парламент, откуда по нам велся огонь, министерство обороны, и здание правительства так называемой Республики Южная Осетия.

SPIEGEL: Москва также желает сначала выяснить это в международном суде. Русские сбили над Абхазией в Апреле и начале мая беспилотные разведывательные самолеты. Было ли это первое сражение сегодняшней войны?

Саакашвили: Естественно, русские не хотели того, чтобы мы видели, что они там подготавливают военные базы, кроме того, начало военных действий было спланировано на время открытия олимпийских игр, в надежде, что мир летом не будет интересоваться какой-то войной на Кавказе.

SPIEGEL: Ваши противники приписывают вам те же намерения. Вы действительно надеетесь, что Южная Осетия и Абазия после войны захотят быть с вместе Грузией?

Саакашвили: Речь не идет о том, что они вернутся Грузию, а о том, что мы придем к ним. Вся эта территория принадлежит Грузии. Что делать с сотнями тысяч беженцев от туда? Русские применяют этнические чистки, так же как они делали это после второй мировой войны в нынешнем Калининграде, прежнем Кёнигсберге или Силезии. Кроме того, после боев Цхинвали разрушен, вы думаете, южноосетины будут возвращаться назад, чтобы там жить?

SPIEGEL: Путин хочет восстановить город на российские деньги.

Саакашвили: Это цинично. Я спрашиваю себя, почему же они прежде привезли туда так много оружия? Кандидат в президенты США Джон МкКейн при посещении Грузии два года назад облетел Цхинвали на вертолете, пророссийские сепаратисты сбили ракетой вертолет сопровождения.

SPIEGEL: На территория занятой российскими войсками происходит мародерство, что вы хотите предпринять против этого?

Саакашвили: Делать подобные вещи русские обычно предоставляют южноосетинам или казакам, но подчас они сами принимают в этом участие. Из здания администрации в западной Грузии они украли не только компьютер, но и открутили унитазы. Это похоже на нападение монголов в двадцать первом веке. В моей кровати в моей резиденции в Зугдиди в западной Грузии спят сейчас русские солдаты.

SPIEGEL: Вы думаете, что путин хочет свергнуть грузинского президента?

Саакашвили: Да. Российское руководство неоднократно высказывалось как президенту Франции Николя Саркози, так и министру иностранных дел США Кондолизе Райс, что без моей отставки не могут быть достигнуты договоренности по решению данного конфликта. Тогда говорилось, что если Саакашвили хочет спасти свою голову, то он должен отказаться от претензий на Южную Осетию и Абхазию, Но я никогда не откажусь от грузинских территорий, для того чтобы остаться президентом. То, что с нами хочет сделать Россия, похоже на мюнхенскую конференцию 1938 года, когда Гитлеру позволили разделить Чехословакию.

SPIEGEL: Американский президент Джордж Буш гарантировал вашей стране поддержку, поможет ли он вам выстоять давление Москвы?

Саакашвили: Заявления Буша были очень жесткими и во многом беспрецедентными, но и ситуация тоже никогда не имела прецедента. Я никогда не думал, что русские в таком масштабе сухопутными войсками могли бы вторгнуться в Грузию.

SPIEGEL: Какую дальнейшую помощь вы ожидаете от американцев?

Саакашвили: Важнейший сигнал, что американцы помогут нам, содержать наши порты и аэропорты открытыми, потому что русские пытались, с помощью затопления кораблей в порту Поти, перекрыть нам выход в море.

SPIEGEL: Какой будет ваша реакция, если русские военные попытаются остановить американский транспорт?

Саакашвили: Это, прежде всего, вопрос американцам. После речи Буша мы видели русские истребители над аэропортом Тбилиси, но русские до сих пор не воспрепятствовали приземлению американских самолетов.

SPIEGEL: Вы получили за прошедшие годы оружие и военных специалистов из США и Израиля, которые имеют многолетний опыт борьбы против численно превосходящего противника, насколько важным для вас была эта поддержка?

Саакашвили: В моем правительстве два израильтянина: министр обороны и министр реинтеграции, кроме того основную массу нашего современного вооружения мы получили из Израиля.

SPIEGEL: Что пытается добиться российское руководство с помощью вторжения?

Саакашвили: Экономического коллапса в Грузии. Они хотят устроить панику и затем найти политические силы в стране, которые скажут: «президент должен уйти. Почему мы должны страдать из-за этого человека?» Россия сильна, и пытается прибрать себе то что, по их мнению, принадлежит им, но мы будет бороться до конца, до последнего русского солдата на грузинской земле. Мы никогда не сдадимся.

SPIEGEL: Многие на западе полагают, что это буде сложно для Грузии, после этого вооруженного столкновения, стать когда-либо членом НАТО. Вы еще видите возможность для вступления в НАТО?

Саакашвили: В данный момент у меня есть другие дела, кроме мыслей о вступлении в НАТО. Я концентрируюсь на том, чтобы спасти мою страну.


DER SPIEGEL 34/2008 vom 18.08.2008, Seite 86

Перевод: RRG-Passau
Месторасположение: Шёнауэрвег 8, 94036 Пассау, Германия

7 комментариев:

  1. Анонимный24 июня 2009 г., 12:23

    В смысле перевел и что? Собственная точка зрения?

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный24 июня 2009 г., 12:34

    В смысле?
    Предположим моя точка зрения? что дальше?

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный24 июня 2009 г., 13:17

    Дальше? Ничего. Написал сразу об этом, A.S. Schmidt (если ты он и есть). А так непонятно, что ты этим интервью сказать хотел. Да и на "понял, понял" брать не надо, не на улице.

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный24 июня 2009 г., 13:57

    Меня попросили я перевел. Если у вас притензии к содержанию напишите письмо президенту Грузии - Михаилу Саакашвили или в редакцию Шпигеля - Уве Клуссману.

    ОтветитьУдалить
  5. Анонимный24 июня 2009 г., 14:56

    Да какие претензии тут могут быть? Перевел и молодец. Переводи дальше.

    ОтветитьУдалить